Проверки новочеркасского сизо 3

Проверки новочеркасского сизо 3

Проверки новочеркасского сизо 3

– Информация – Проверки новочеркасского сизо 3

Поступила жалоба на действия сотрудников полиции, которые при задержании, якобы, подложили наркотики. Была проведена консультация, разъяснён порядок обжалования действий сотрудников полиции;

4. М ., камера 117 на 14 мест — содержится 14 человек. Жалоб на условия содержания в учреждении нет. Поступила жалоба на действия сотрудников полиции, которые при задержании, якобы, подложили наркотики. Была проведена консультация, разъяснён порядок обжалования действий сотрудников полиции;

5. Г ., камера 243 на 5 мест — содержится 4 человека. Жалоб на условия содержания в учреждении нет. Поступило обращение от родственников, чтобы сотрудники МЧ-14 обеспечивали Г . необходимыми лекарствами с учётом его заболеваний с запасом на трое суток, поскольку бывали случаи, что медперсонал не всегда приходил по его вызову при экстренной необходимости в лекарствах.

график работы комнаты длительных свиданий: комната длительных свиданий только для осужденных отряда хозяйственного обслуживания, согласно графика разрабатываемого на месяц.

график работы комнаты краткосрочных свиданий: ежедневно с 08.00 час. до 17.00 ч. без выходных.

Уважаемые граждане!

Информируем Вас об открытии интернет-магазина https://fsin-pokupka.ru при ФКУ СИЗО-1, СИЗО-2, СИЗО-3, СИЗО-4, СИЗО-5 ГУФСИН России по Ростовской области с 16.07.18. Теперь Вы сможете оформить заказ для передачи продуктов питания и товаров первой необходимости своим родным и близким, находящимся в вышеуказанных учреждениях УИС.

23 августа 1804 г.

В СИЗО-3 проведен обучающий семинар по профилактике ДТП

Занятия по профилактике дорожно-транспортных происшествий с сотрудниками Новочеркасского СИЗО-3 провели специалисты ГИБДД.

Начальник отдела кадров и работы с личным составом следственного изолятора № 3 капитан внутренней службы Артем Недвига и старший инспектор отдела кадров и работы с личным составом следственного изолятора № 3 старший лейтенант внутренней службы Анатолий Попов, совместно с инспектором по пропаганде безопасности дорожного движения отдела ГИБДД МУ МВД России «Новочеркасское» лейтенант полиции Ангелиной Яценко и инспектором отдела ГИБДД МВД России «Новочеркасское капитаном полиции Чеботаревым Алексеем провели профилактические занятия с сотрудниками следственного изолятора.

Лекция была посвящена на предотвращение ДТП среди личного состава учреждения.

Тюремный замок» обслуживал всю Область войска Донского.

В день здесь могло содержаться от 500 до 600 человек.

В августе 1804 года императором Александром I было утверждено постановление об основании на Дону нового города, который сегодня известен как Новочеркасск. Согласно строительному плану, который разработал инженер генерал-лейтенант Деволанов Ф.

П., новая казачья столица кроме общественных и войсковых зданий, частных домов и храмов должна иметь острог и тюрьму.

Новочеркасский тюремный замок функционирует уже свыше ста лет.
В наши дни он используется в качестве следственного изолятора № 3.

В тюремный комплекс входили главный тюремный корпус, надзирательские корпуса, баня, прачечная и т. д. 19 августа 1917 года здесь чуть было не произошел первый в истории Новочеркасской тюрьмы побег, который группа заключенных пыталась совершить через здание бани, примыкавшей к забору.

В разное время отбывали здесь тюремные сроки создатель Советской космической техники С.П.
Королев, начальник штаба 16-й армии генерала Паулюса генерал Вальтер фон Зайдлиц, здесь же в ожидании сурового приговора ожидали своей участи убийца Мадуев и маньяк Чикатило.

В качестве тюрьмы новочеркасский централ функционировал до 2003 года, когда учреждение было полностью перепрофилировано под следственный изолятор. В 2005–2006 гг. в учреждении ИЗ–61/3 был введен режимный корпус № 6 с лимитом наполнения 500 мест.

Члены ОНК РО выборочно посетили камеры учреждения: Камера 371 — содержатся 4 человека — несовершеннолетние, 4 спальных места.

В камере чисто, температурный режим в норме.

Секретное оружие СИЗО-3

Вот некоторые из них.

Сверху крыт пластиком, который раскаляется на солнце.

Оповестили где-то в 10.00, а выведут в самое пекло». Так и получилось, где-то ближе к обеду «броня» открылась, и вышел в коридор.

– А остальные? – спросил выводной.

– А они не желают.

Важно

Это мне интересно посмотреть на вашу парилку. – Если они не идут, то и вы остаетесь в камере. О законе говорить было бесполезно.

Ответ один: «Доказывайте всё сами Колганову.

Мы выполняем его распоряжение.

Сразу оговорюсь, в Ростовском СИЗО-1 такого произвола нет.

Новочеркасск, ул. Украинская №1

Заместитель начальника учреждения

майор вн. службы

Богма А.Н.

Старший юрисконсульт юридической группы

майор вн. службы Мордухов М.Ю.

понедельник

13.00-15.00

Врио начальника МСЧ №14

майор вн. службы

Терновой А.А

Начальник оперативного отдела

капитан вн. службы

Ковалев И.Н.

вторник

Источник: https://meatyurt.ru/proverki-novocherkasskogo-sizo-3

Секретное оружие СИЗО-3

Проверки новочеркасского сизо 3

Скоро будет два месяца, как я нахожусь в Новочеркасской тюрьме. Насмотрелся всего. Испытал на себе бесчеловечность, которая царит в стенах СИЗО-3. Живут здесь, в основном, не по Российским законам, а по каким-то инструкциям ростовских или московских распорядителей.

Если требуешь разъяснения того или иного, прямо скажу, дебильного распоряжения или указания, тебе называют какой-то абстрактный номер приказа, инструкции. Проверить сказанное невозможно. Документы, если они и существуют, просто не показывают.

Слава Богу, прихватил с собой закон о содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых.

Практика показала, что никто из работников СИЗО-3 его не читал, свои неправовые действия списывают на своего начальника Колганова. К моему глубочайшему удивлению, Колганов и сам не знает тех простых истин прописанных в законе. В его голове рождаются какие-то нелепые указания, от которых становится смешно и грустно. Вот некоторые из них.

Каждое утро идет простукивание камер. Таким образом, оповещают заключенных о выводе на прогулку. Даю согласие. Сокамерники стали отговаривать: «Вы еще не были в наших прогулочных двориках. Мы туда один раз сходили, больше не хотим.

Как в парилке побывали, да еще цементной пылью надышались. Дворик меньше нашей камеры и находится он на крыше 6-го корпуса. Сверху крыт пластиком, который раскаляется на солнце. Оповестили где-то в 10.00, а выведут в самое пекло».

Так и получилось, где-то ближе к обеду «броня» открылась, и вышел в коридор.

– А остальные? – спросил выводной.

– А они не желают. Это мне интересно посмотреть на вашу парилку.

– Если они не идут, то и вы остаетесь в камере.

О законе говорить было бесполезно. Ответ один: «Доказывайте всё сами Колганову. Мы выполняем его распоряжение. Сразу оговорюсь, в Ростовском СИЗО-1 такого произвола нет. Гулять выводили независимо от количества.

В летнее время разрешалось брать с собой воду в пластиковых бутылках и не только для питья, но и чтобы после быстрой ходьбы или проведенных физических упражнений, умыться и смыть с тела пот. Кстати, там каждый дворик оснащен перекладиной или комбинированным спортивным снарядом.

А так как я имею ряд заболеваний, и военные врачи порекомендовали мне больше двигаться, прогулки старался не пропускать. Вот и в Новочеркасском СИЗО-3 рвался туда, чтобы походить и подышать свежим воздухом. Желание не пропало даже после того, когда ребята мне обрисовали печальную картину прогулок.

Объяснив ребятам, что, как журналист, должен сам увидеть все то, о чем они рассказали, уговорил. Начали собираться. Я взял три пластиковые бутылки и стал наливать туда из под крана воду.

– А это еще зачем? – спросил Михаил.

– Обольемся, если жарко будет.

– Михалыч, да кто же даст? Взять с собой ничего не дадут.

Вскоре нас вывели из камеры. Увидев у меня сверток с бутылками наполненными водой, охранник спросил:

– А это зачем?

– Пить и обливаться. Там наверху слишком жарко.

– Воду оставляйте в камере. С ней вас на прогулку не поведут. А то этому примеру последуют другие.

– А чем определен ваш запрет?

– Это вопрос не к нам, а к руководству СИЗО.

– Так позовите их, пусть объяснят причину запрета.

Через время появился старший лейтенант из оперчасти. Оказывается, он уже связался с более высоким руководством и те разрешили, в виде исключения, взять воду. Но на этом чудачества не закончились. Когда «опер» ушел, выводной предъявил повыше требования. Воду можно взять, но бутылки должны быть без пробок.
– А это еще как понимать? – в один голос заявили мы.

– Как хотите, так и понимайте. Сам не знаю, кто и для чего придумал такой разрешительный вариант.

Пришлось выполнить ничем не оправданную команду: «Бутылки взять, а пробки оставить в камере». Нас вывели на крышу.

Там в два ряда были расположены прогулочные дворики. Они были практически пустыми. Только, когда зашел во внутрь, понял смысл этой пустоты. Действительно жара была как в парилке. Пару раз прошелся по дворику, сразу поднялась цементная пыль.

Сразу одну бутылку воды вылил на пол, через 10 минут вторую. С третьей вернулись в камеру, положенных 60 минут мы не использовали. Если ответ на то, почему арестанты не ходят на прогулку, я нашел, то по пробкам специалиста искал долго.

Интересовался у всех, кто посещал с проверками нашу камеру. Они только пожимали плечами. И вот один молоденький старший лейтенант нашелся, что ответить: – По нашей инструкции, бутылка наполненная водой и закрытая пробкой это оружие. Никто не знает, что у вас на уме.

Если ею шарахнуть охранника по голове или другим частям тела, то синяков на теле не остается. Докажи потом, что вы его избили.

– А вам лично приходилось применять это секретное оружие на заключенных?

– Да кто же вам скажет такую информацию? – улыбнулся он.

Прав старлей. Издевательская информация в отношении заключенных, за пределы СИЗО-3 редко выходит. Да и журналисты сюда попадают редко. Особенно те, кто интересуется жизнью арестантов и секретным оружием против них.

Карцерные кровососы СИЗО-3

Что представляет собой карцер? Это маленькая комнатушка 3,5 на 3 метра, есть туалет и умывальник. На окне двойная решетка. Дверь входная железная, тоже двойная. Стол и стул железные, они приваренны к стене и полу. Нары откидные, железные. Днем они пристегиваются к стене, ночью в 21.00 их раскладывают для сна заключенного. Утром в 5.

00 подъем. Постельные принадлежности выносятся из карцера, а лежак снова на замок закрывается. Весь день на ногах или должен сидеть на стуле. Пол холодный на нем не полежишь, сразу почки застудишь. Да и охрана не даст занять горизонтальное положение. Бдят, в глазок постоянно смотрят. Находится карцер в одноэтажном здании барачного типа.

Все вместе называется спецблок. Арестанты называют его «подводной лодкой». Да, забыл, на 1 час выводят на прогулку. Прогулочный дворик размером чуть больше карцера, только без потолка, сетка сверху натянута. Но он лучше, чем те, что в 6-м корпусе находятся. Нет той цементной пыли, и воздух свежий поступает.

За окном карцера тюремная стена со спецограждением. По периметру бегают собаки сторожевые, лают по ночам, спать не дают. Баланду возят, но я с 20 июня на голодовке. Сегодня 24-е число. Дали, как мне сказал неофициальный источник, пять суток. Должны завтра выпустить. В карцере на стенах собирается уйма комаров.

Ближе к вечеру начну их гонять. Ночью эти кусачие кровососы спать не дают. Бороться с ними бесполезно. Их словно прикормили в этих карцерных клетушках. Дармовая арестантская кровь им, видимо, по вкусу пришлась. Вот и жируют по ночам. Когда убиваешь комара, то на стенах остаются большие кровяные разводы.

Меня предупредили, что такого делать нельзя, хозяин спецблока майор Моргун недоволен будет.

Да, Моргун здесь личность известная. Довелось пообщаться с ним. С его слов, имеет огромный опыт работы с заключенными. Набирался его в тюрьме «Матросская тишина». Заметно суетливый, угодливый начальству и очень хитрый. Правда, эта хитрость показушного характера.

Утром 25 июня, когда у меня заканчивался срок отсидки в карцере, появился Моргун. Осмотрев клетку, а он снова заходил до этого не один раз, хозяин специзолятора вдруг замечает, что из-под умывальника течет вода. Труба внизу лопнула. Покачав головой, Моргун заявил, что сейчас устранят неполадку.

Через пол часа он появился с емкостью.

– Это урна? – спрашиваю у него.

– Нет, поставим под трубу, чтобы туда вода капала.

– Эта емкость явно не подойдет, от силы там пол-литра воды поместится.

– Ничего пусть постоит, разберемся после.

Поворачиваю голову, а на дверях уже кто-то успел повесить распорядок дня для лиц, содержащихся в карцере.

– А это как понимать? – спрашиваю у него.

– Так, оно же там и висело. Вы  просто не замечали.

– Наверное, проверка едет, раз появилась урна, распорядок дня?

– С чего вы взяли?

– Вижу, как вы суетитесь.

–Мы никого не ждем. Вас в 17.00 выпустят.

Буквально через 30 минут, после ухода Моргуна, дверь снова открыли. Не ошибся, в карцер вошла известная правозащитница Валентина Ивановна Череватенко в сопровождении одного из заместителей Колганова. Мы общались минут 30. Она решила взять под личный контроль сложившуюся ситуацию.

Очень переживает за мою безопасность. Передала, что жители Ростовской области и мои родственники озабочены тем же. Прошу Валентину Ивановну, чтобы она всех успокоила и передала от меня всем низкий поклон и огромное спасибо за поддержку. Мы должны вместе победить творящийся в тюрьмах беспредел.

И не только здесь.

Как уже писал раньше в наших ростовских казематах сидит практически половина невиновных людей. В СИЗО-3 есть такие, которые по году тюрьмы получили за украденные гантели, галоши, один за то, что соседскую курицу со своей попутал.

Им плевать, что, в конституции записано, что человек не виновен до тех пор, пока это не докажет суд. Ты попал в клетку. Баланду дают, как зверю, через «карман» – маленькое окошко размером с тетрадь. Меню практически одно и то же. Есть тюремное рагу невозможно.

В одной камере живет кошка, так она никогда к этому вареву не притрагивается. Большинство заключенных питаются тем, что передают из дома. В остальном: не так повернулся, не то сказал, не снял трусы, не понравился начальнику… за все это могут наказать.

Если со мной, юридически подкованным и уже в возрасте человеком так поступают, то простых грешных гнобят по полной программе, которую узаконил господин Колганов. Под одну из них, издевательскую, с пытками попал и я.

Так вот, в 17 часов, как обещал «хозяин» карцерного спецблока  Моргун, меня не выпустили. Пришел капитан (фамилии здесь никто не называет, все шифруются) в 20.00 объявил, что я освобождаюсь из карцера и перехожу в другую камеру.

Но для этого надо на складе взять свои вещи и переодеться. С каким удовольствием я снял грязную и рваную тюремную робу. Белой футболке, поверх которой одевалось это одеяние, даже стирка не поможет.

Казалось, все вещи складывал хорошо, думал сейчас заберу их и в камеру отдыхать после бессонных ночей. Я уже взял свои сумки, но дальше склада с ними меня не пустили.

Сопровождавший меня капитан получил указание, чтобы я взял оттуда только туалетные принадлежности и сменное белье. Но прежде чем открывать сумки, я должен пройти осмотр содержимого в них в специальном помещении.

– Так вещи из тюрьмы не выходили, – говорю капитану. – Они оставались в камере 413 пока я сидел в карцере. И кто их сдал на склад, для меня остается загадкой.
– Ничего не знаю. Эту процедуру придумал не я. Мне приказал дежурный по СИЗО-3, – заявил сопровождавший меня капитан.

Несу все личные вещи в указанное место. Обыскивали меня с пристрастием. Хотя, все понимали, что я только из карцера и вынести от туда ничего не мог. Затем принялись перебирать вещи. Может эта процедура заняла бы и больше времени, но один из проводивших обыск, достал книгу с портретом Артема Боровика.

– А это кто?– спросил он.

Неуспел ему ответить, как подошел другой сотрудник.

– Я этого парня знаю. Он погиб в авиакатастрофе. Кажется, его Артемом звали, – и вопросительно посмотрел на меня.

– Вы правы. Это мой кумир, Артем Боровик. Талантливейший журналист. Он трагически погиб. Но его продолжатели остались. В этом сборнике публикации тех, кто победил в конкурсе: «Честь, мужество, мастерство», проведенного в честь памяти нашего коллеги.

– А ваши публикации здесь есть?

– Я уже их читаю, – заявил держащий книгу работник СИЗО-3.

– Смело, очень смело. Да мы вас знали по острым публикациям и раньше, завели разговор собравшиеся сотрудники.

Нашу беседу прервал вошедший сопровождавший меня капитан.

– Вещи с собой вы не заберете. Снова несите на склад. Разрешили только туалетные принадлежности и нательное белье.

– Но ведь там есть и другие вещи, к примеру, лекарства, которые мне нужны постоянно. Тем более, что все это раньше находилось со мной в камере. Что сейчас изменилось?
– Не знаю. Спрашивайте у начальства. Я выполняю приказ.

– В таком случае, куда деть все эти вещи?

– Снова сдадите на склад.

Возле склада уже стояло несколько сотрудников СИЗО-3. Один майор с кинокамерой сопровождал все мои действия. Мне снова начали говорить, что вещи остаются на складе, продукты утилизируются,  потому что вы на голодовке. Я расстегнул сумку и показал, что у меня там тома уголовного дела, записи и наброски по нему.

– Нет только необходимое.

– Вы что снова меня в карцер ведете?

– Все вам скажут.

Тогда я достаю книжку с портретом Артема Боровика и заявляю, что возьму только ее. Мне запретили. Стали говорить, что если я откажусь брать озвученные вещи, они утилизируют их все.

Старший лейтенант так и заявил во все услышанье в сторону кладовщика женщины: «Составляйте акт об отказе, будем все уничтожать». Не знаю, что стало с моими вещами, но я ушел в сопровождении старшего лейтенанта, который грозил утилизацией вещей, снова в спецблок.

Правда, не в карцер, а в камеру на четверых. Из  вещей у меня остались тапочки, майка и шорты.

Камера, в которую меня поместили ничем не отличается от карцера. Только спальное место не закрывается, днем можно полежать, когда сильно отекают ноги. Если в обычной камере один глазок на дверях, то здесь их три, два еще в стене. Всего только одна розетка и та оказалась неисправной. Починили через день. Она находится в 1,5 метрах от пола.

Чтобы вскипятить воду, необходимо держать посудину в руках. Подставки под это дело нет. Кипячу воду в алюминиевой кружке. Те чашки, которые были в 413 камере, запретили. С алюминиевой кружки пить невозможно, обжигаешь губы. Вот и ждешь, когда остынет. По закону, держать в камере одного обвиняемого нельзя.

Когда я им об этом заявил, то буквально перед отбоем завели Бориса Кривко, с которым раньше мы находились в 413 камере. Нормальный молодой парень, сидит за экономические преступления. Дали ему 3,5 года. Так же возмущен сфабрикованным делом. Сказал, что перевели временно и, возможно, нас завтра двоих вернут в 6-й корпус.

Поговорив немного, Боря предложил перекусить малость. Достал колбасу, фрукты, печенье.

– Так я же на голодовке. Спасибо, не буду.

Таким образом меня хотели проверить на  вшивость. Смогу ли я сдержаться перед таким соблазном? Но я уже смотрел на еду безразлично. Неделя голодовки дала о себе знать. На следующий день Борю забрали назад. Провокационный ход не удался. Следующие сутки я уже провел один.

Источник: https://gulagu.net/news/3976.html

101Advokat.Ru